Морозов Александр Гавриилович (moralg) wrote,
Морозов Александр Гавриилович
moralg

Антисоветский «майдан» в Польше 1956 года

Когда происходили описанные в псто события в Польше, я был еще слишком мал (12 лет). Позднее о них практически не говорили. Делая сей перепост восполняю свои познания в истории.

Оригинал взят у amarok_man в Познанский июнь. Антисоветский «майдан» в Польше 1956 года

Шестьдесят лет назад, 28 июня 1956 года, в Польше произошли крупные антиправительственные выступления, вошедшие в историю как «Познанский июнь». Это было одно из первых крупных протестных выступлений в социалистических странах Восточной Европы.


Город Познань, где начались волнения, представляет собой один из крупнейших населенных пунктов и экономических центров страны. Он расположен в центральной части Западной Польши. До 1920 г. Познань входила в состав Пруссии в качестве центра Великого княжества Познанского, затем в состав Польши, а в 1939 г. была захвачена гитлеровскими войсками и включена в состав административного округа Позен рейхсгау Позен (Вартеланд). После освобождения от гитлеровцев, Познань вновь вошла в состав Польши и превратилась в важный промышленный центр страны. Неоднократно Познань становилась эпицентром массовых народных выступлений — против прусского владычества в 1846, 1848 и 1918 гг., против социалистического правительства Польши — в 1956 г.
Оппозиционные настроения среди части населения стран Восточной Европы стали перерастать в открытое недовольство политикой правительств с 1953 года — после смерти Иосифа Сталина. В СССР в 1956 году прошел ХХ съезд КПСС, подвергший критике сталинскую политику. Это вызвало бурную реакцию не только в советском обществе, но и в странах социалистического лагеря. И если в Китае, Албании или Румынии критика сталинизма была воспринята негативно, то в Польше многие рассчитывали на смягчение политического режима.
Протестные настроения в обществе умело разжигали и противники социалистического пути развития Польши, польские националисты, связанные с эмигрантами, находившимися в США, Великобритании и других странах Запада. То есть, объективные недостатки ситуации в стране становились благодатной почвой для действий всевозможных антисоветских сил. Не следует также забывать, что антироссийские позиции были практически всегда присущи большей части польской интеллигенции, а в годы существования Советского Союза антироссийский польский национализм просто принял вид антисоветского консерватизма. Впрочем, в рабочей среде критика политического курса страны обычно осуществлялась с левых позиций — рабочие настаивали на большем самоуправлении, участии в решении управленческих задач на предприятиях, улучшении экономических условий и условий труда.

Нужно ещё учитывать, что в Польше очень сильное влияние католической церкви, которая была настроена резко против коммунистических властей.

В июне 1956 года в Познани проходила Международная ярмарка, на которую приехали многочисленные иностранные делегации. Во многом, именно присутствие в городе иностранцев и мотивировало оппозиционно настроенных жителей города на выступление. Оппозиционеры рассчитывали, что власть не будет в присутствии иностранных гостей действовать жестко при разгоне демонстрации. Первым 28 июня 1956 года выступили рабочие машиностроительного комбината имени Сталина (позже переименован в комбинат имени Цегельского). Их поддержали коллективы других предприятий Познани.
На улицы города вышло около 100 тысяч человек — небывалое, по меркам Познани, количество демонстрантов. Митинг начался у здания городской администрации, затем переместился к городской тюрьме и к зданию Познаньского управления государственной безопасности. В руках у демонстрантов оказалось несколько десятков единиц огнестрельного оружия. Сейчас уже сложно сказать, что послужило толчком к кровопролитному столкновению на улицах города.

Сначала демонстранты вели себя более-менее культурно, но затем в толпе стали нарастать агрессивные проявления, верховодить собравшимися начали радикально настроенные демонстранты, призывавшие к насилию. Так события в центре Познани вышли из-под контроля. Рабочие ринулись к зданию городского комитета Польской объединенной рабочей партии и разгромили его, а также штурмом взяли городскую тюрьму, выпустив на волю содержавшихся в ней заключенных, арестованных по политическим обвинениям. На свободе оказалось около 250 человек.

Из воспоминаний будущего советского диссидента Николая Обушенкова:

"...В сентябре 1956 г. я впервые был в Польше. Это была своего рода премия за работу в качестве ответственного секретаря приемной комиссии исторического факультета Московского университета.

Мне рассказывали о том, что происходило в Познани в июне, что происходит в других городах. В то время шли процессы по Познанскому делу. Мое отношение к тем событиям было двойственным. Мне было страшно читать в польских газетах о тех диких эксцессах, которые происходили на улицах Познани. Например о том, как молодые люди, дети репрессированных, интернированных поляков, брали следователей и членов их семей, водили по городу, раздевали до пояса и жгли на их теле газеты, не спеша, постепенно зажаривали людей... Несколько человек погибли. Такие вещи могут вызвать возмущение у любого здравомыслящего, не злобного человека. Мне была непонятна такая первобытная жестокость польской молодежи. И обвиняемые, по советским меркам того времени, получили «детские сроки» — пять, четыре, три года заключения.
Еще я услышал о том, что молодежь разнесла вдребезги вертушку-глушилку, которая мешала слушать западное радио. Конечно, их интересовали не политические передачи, а западная музыка. В этом молодежном бунте было очень мало политики по замыслу и содержанию, но он был политическим по значению — это стало открытым выступлением против общества. Так вот, с одной стороны, меня возмущала жестокость молодых поляков, но, с другой стороны, я понял, что все это свидетельствовало о начале большого кризиса всей социалистической системы...."

...В руках у некоторых демонстрантов были бутылки с бензином, камни, палки и даже огнестрельное оружие, что и спровоцировало кровопролитие. Сначала в городе происходили мелкие перестрелки, затем в Познань прибыли части войск Министерства общественной безопасности ПНР, которые и разгромили демонстрантов. Для нейтрализации протестующих потребовался ввод в Познань 10 000 солдат и офицеров и 400 единиц бронетехники. Бои на улицах Познани длились почти сутки. В них погибли, по меньшей мере, 57 человек, еще 60 человек получили ранения различной степени тяжести. Среди погибших во время разгона демонстрантов был и тринадцатилетний мальчик Ромек Стшалковский. Первоначально польское руководство отреагировало на Познанское восстание очень жестко.

В Познани начались «зачистки» города от протестных элементов. Сотни жителей Познани, принимавших участие в массовых беспорядках, были арестованы и отданы под следствие, многие из них предстали затем перед судом. Всего количество арестованных составило 323 человека, 154 из них были отданы под суд. В итоге судили 37 человек. Из них 2 освободили, 4 дали условные сроки наказания, 23 человека получили различные сроки лишения свободы — от двух до шести лет. Впоследствии все они были освобождены, за исключением нескольких человек, причастных к убийству сотрудника правоохранительных органов.

Столь мягкое отношение к участникам массовых беспорядков объясняется тем, что в польском руководстве к этому времени набрали силу реформисты, выступавшие за изменение политического курса страны в направлении постепенного дистанцирования от тесного сотрудничества с Москвой. Реформисты тайно потворствовали протестному движению, рассматривая его как один из инструментов политического давления на советское руководство в собственных интересах. На польских предприятиях при практически полном безразличии партийного руководства и органов безопасности создавались советы рабочего самоуправления, которые, в случае чего, должны были мобилизовать рабочие дружины.
Однако, успешное подавление выступлений в Познани еще не означало «умиротворения» Польши. Ситуация во многих польских городах оставалась напряженной. В свою очередь, размещавшиеся в Польше советские войска были готовы в любой момент выступить для подавления возможных волнений, а у польского побережья появились корабли ВМФ СССР. В этой обстановке в Польшу и прибыл Никита Хрущев. Реформистскому лобби в польском руководстве удалось убедить советского лидера в том, что замена консерваторов — сталинистов на реформистов плодотворно скажется на внутреннем положении Польши и станет важнейшим средством против рабочих выступлений. Хрущев с этой точкой зрения, очевидно, согласился и дал добро на либерализацию политического курса в стране.
19-21 октября 1956 г. состоялся VIII пленум ЦК ПОРП. Руководителем польской компартии был избран Владислав Гомулка. В стране у Гомулки была репутация оппозиционного политика, сторонника политических и экономических реформ. Хотя Гомулка сам был коммунистом, его активно поддерживали многие из тех поляков, что вышли на улицы Познани в июне 1956 г. 24 октября Гомулка обратился к жителям Варшавы с призывом — «Довольно митингов! Довольно демонстраций». Под этими словами он понимал то, что рабочие выполнили свою задачу — способствовали утверждению его, Гомулки, власти, а теперь могут возвращаться к своим повседневным обязанностям.

Из воспоминаний советского диссидента Н.Обрушенкова: "...Я наблюдал обстановку накануне октябрьских событий. В маленьком курортном городке, где я отдыхал, в экскурсионном автобусе нас очень часто возили вместе с министрами польского правительства, которые находились там в отпуске. Это были представители консервативного крыла из группы Рокоссовского и Новака. Они были возмущены напором ревизионизма. Очень обиженные, рассказывали о том, что их уже практически выставили, что они только формально являются министрами и заместителями министров и после отпуска уже не вернутся в свои кресла в правительстве, откуда их вытеснили сторонники Гомулки. А сам Гомулка был тогда едва реабилитирован.

Позднее я был в курсе всего, что происходило на Октябрьском пленуме ЦК ПОРП. То, что было непонятно из советских сообщений, например почему все воеводские собрания, только что сменившие свои партийные руководства, посылают приветственные телеграммы в ЦК ПОРП, — комментировали чуть позднее знакомые поляки, с которыми мы все тогда особенно искали контактов. Мы знали из газет о броске танков Рокоссовского и о рейде кораблей Балтийского флота в Гдыне. Варшавский комитет польской партии оказался на высоте событий настолько, что призвал людей выйти на улицы строить баррикады... Все это меня очень интересовало и как историка, и как начинающего маленького политического деятеля, авантюрного плана, правда, но все-таки. Я увидел, что все это довольно простая вещь, убедился в возможности этого.
На собраниях нашей группы я рассказывал о программных установлениях польской партии, о том, как они собираются реформировать польский социализм. Взгляды польских коммунистов, польский ревизионизм были очень сильным стимулятором нашего духовного развития, формирования нашей идеологии. Мы тогда считали, вслед за Гомулкой, еще более вслед за радикальными деятелями типа Элигиуша Лясоты, что социализм можно и нужно реформировать, что есть возможности для этого. Пример Польши в 1956 г. был для нас доказательством.
Потом, уже в лагерных дискуссиях я отличался тем, что продолжал верить в возможность перемен сверху, говорил, что в нашей партии достаточно много людей, склонных к оппозиции, к реформированию, что она не представляет собой единства. Опираясь на пример Гомулки и прогрессивного крыла ПОРП, я выступал за то, чтобы добиваться завершения процесса формирования блока демократических сил, в который обязательно войдут и силы КПСС, а не объявлять тотальной войны коммунистам."

Но избрание Гомулки лишь подхлестнуло протестную активность населения. 18 ноября 1956 г. произошли стычки с силами Министерства общественной безопасности в Быдгоше. Демонстранты разгромили отделение министерства и сломали «глушилки» спецслужб, которые создавали помехи для западных радиостанций. 10 декабря 1956 г. волнения повторились в Щецине, где толпа демонстрантов напала на прокуратуру, милицию, городскую тюрьму и здание советского консульства. По всей Польше осенью 1956 г. наблюдались акты вандализма в отношении памятников солдатам Красной Армии, сожжения флагов СССР, портретов советских политических и военных деятелей, и даже попытки нападений на советских граждан — военнослужащих и членов их семей. Антисоветские настроения активно разжигались провокаторами, действовавшими среди рабочих польских предприятий и в студенческой среде.
Владислав Гомулка использовал беспорядки в Польше для укрепления собственной власти. Он сумел добиться значительных уступок и привилегий для Польши со стороны Москвы. В частности, Советский Союз списал долги Польской Народной Республики, разрешил прекратить коллективизацию сельского хозяйства и улучшить положение католической церкви. Польшу покинул ряд высокопоставленных гражданских и военных советников из СССР, которые в первое послевоенное десятилетие фактически находились во главе силовых структур страны. В первую очередь, из ПНР уехал маршал Польши и маршал Советского Союза Константин Рокоссовский, в 1949-1956 гг. занимавший пост министра национальной обороны ПНР. В Польской объединенной рабочей партии Рокоссовский считался представителем «сталинистской» фракции, которая находилась в оппозиции «антисталинисту» Владиславу Гомулке. Когда Рокоссовский был смещен с поста министра обороны, советское руководство во главе с Никитой Хрущевым фактически поддержало это решение Гомулки, и Рокоссовский навсегда уехал в Советский Союз. В Москву в декабре 1956 года вернулся и генерал армии Станислав Поплавский, который занимал с 1949 года пост заместителя министра национальной обороны ПНР и осуществлял непосредственное руководство подавлением Познанского восстания. Как и Рокоссовский, Поплавский был выходцем из рядов Красной Армии, дослужившимся в Советском Союзе, в годы Великой Отечественной войны, до генеральского звания, а затем направленным в 1949 г. на укрепление вооруженных сил ПНР.
Таким образом, Познанский июнь 1956 года и последовавшие осенние беспорядки в ряде польских городов способствовали определенному изменению внутренней политики польского государства. Пришедший к власти Гомулка реализовывал концепцию «польского пути к социализму», который предусматривал большие послабления для крестьянских хозяйств и католической церкви. Польша приобрела определенные привилегии и заняла особое место среди прочих социалистических государств Восточной Европы. Волнения в Познани оказали влияние и на события 1956 г. в Венгрии, где также произошли массовые антисоветские и антиправительственные выступления, которые удалось подавить лишь с помощью советских войск.
Однако, рассматривать Познанское восстание как выступление против социализма не следует. Хотя западные средства массовой информации пытались выдать восстание в Познани за очередное свидетельство «фиаско» социализма, в действительности большая часть участников тех событий, и не помышляла о том, чтобы восстановить в Польше капитализм.

Из интервью с участником событий, Каролем Модзелевским:

"...В 1956 г. Кароль Модзелевский был студентом и политическим активистом. Он участвовал в написании совместного “Открытого письма к партии”, которое нанесло удар по сталинизму с левых позиций и стало ключевым моментом в создании объединения “Солидарность”. Кароль ответил на вопросы “Socialist Worker”.
Какой была атмосфера в преддверии 1956 года?
После смерти Сталина тайная полиция была в значительной степени дезорганизована. Цензура пропускала многое. Люди наряду с общественно-литературными журналами читали “Po Prostu” [радикальная газета]. Среди тех, кто их читал, были рабочие – они очередями стояли в газетные киоски. Без этого глотка свободы – исчез страх, парализовавший все, даже домашние разговоры – нельзя было бы представить событий в Познани.
“Секретный доклад” Хрущева шокировал всех. Было принято решение напечатать его и разослать многочисленным партийным организациям. Та копия, что я купил на рынке – а она была недешевой, – была пронумерована цифрой больше, чем 20 000. Доклад стал открытым секретом. Конечно, это прибавило рабочим уверенности.
Познанские события были следующей фазой землетрясения. Этот мятеж обладал всеми чертами классического революционного восстания – от всеобщей забастовки до вооруженного восстания.
Позднее я встретил молодого рабочего, который во время событий в Познани работал в военном училище. Ему было приказано патрулировать город. В его отряде у одного человека был пулемет и два пистолета. Они натолкнулись на гражданских, рабочих, одного человека с пулеметом и двоих с пистолетами. Они поздоровались и прошли мимо.
Кто-нибудь выступал за капитализм по западному образцу в 1956 г.?
Вы, должно быть, шутите. Если бы кто-то что-то подобное сказал в то время, его бы посчитали сумасшедшим или провокатором. Толпа в Познани пела одновременно “Интернационал” и польский национальный гимн.
Какую роль сыграли рабочие советы?
Рабочие советы были созданы активистами на рабочих местах с сентября. Их распространение началось с завода ФСО. Их создали не забастовки. Это было большое движение. Лидеры коммунистической партии боялись его.
Утром 19 октября лидеры рабочих потребовали оружие у Партии, но их обманули. Я был на митинге у главных ворот завода ФСО. Лехослав Гоздзик, лидер от рабочих, сказал людям, что они могут идти домой и вернуться после обеда, но люди хотели остаться и продолжить оккупацию. Гоздзик потребовал выдачи оружия, но его было очень мало, так что вооружились только активисты партии.
Рабочие наполнили грузовики песком для блокирования танков, наполнили зажигательной смесью бутылки и приготовили металлические литейные формы в качестве снарядов. Вечером мы поехали на грузовиках от ФСО к варшавскому политехникуму, в котором собирался первый из его ежедневных митингов. Нас было несколько десятков. Все, кроме меня, были рабочими из ФСО. Рабочих приветствовали аплодисментами стоя.
Были ли там политические организации, независимые от польской Коммунистической партии?
Да, Союз Революционной Молодежи (RZM). Эта национальная организация просуществовала очень короткое время – с ноября 1956 г. по январь 1957 г., пока не была объединена с государственными молодежными организациями. В RZM было около 20 000 членов. Большинство, как и я, не входили в Коммунистическую партию.
После сходки 24 октября, организованной лидером новой Коммунистической партии Гомулкой, мы знали, что мы были в оппозиции. Партия отправила людей домой и теперь собиралась устанавливать “порядок”."

Конечно, восстание носило антисоветский (антироссийский) характер и было направлено против руководства польской компартии, но многие его участники придерживались скорее «леводиссидентских» взглядов, то есть выступали за социализм, но не в советской модели. Так, участник Познанских событий Кароль Модзелевский на вопрос о том, выступал ли кто-нибудь в 1956 году за капитализм западного типа, ответил: «Вы, должно быть, шутите. Если бы кто-то что-то подобное сказал в то время, его бы посчитали сумасшедшим или провокатором. Толпа в Познани пела одновременно “Интернационал” и польский национальный гимн». Позже это обстоятельство будет старательно замалчиваться и западными, и польскими историками.

по материалам : https://topwar.ru/97288-poznanskiy-iyun-antisovetskiy-maydan-v-polshe-1956-goda.html

http://www.memo.ru/library/books/KORNI/chapter17.htm

http://foto-history.livejournal.com/2573399.html

http://shraibman.livejournal.com/895923.html

ПыСы: Вне всякого сомнения события в Познани были спровоцированы, как извне, так и пресловутым "секретным" докладом Хрущёва. Настроения в Польше и ранее не отличавшиеся "любовью" к России-СССР, после познанских событий стали с каждым годом всё более антирусскими. Руководство СССР всё больше сдавало свои позиции в Польши. И в восьмидесятых страна уже в открытую встала на путь возвращения к капиталистическому пути развития и полному разрыву с СССР.


Tags: История, Конфликты, Протестная активность

Recent Posts from This Journal

  • Чем могу быть полезен?

    Политические, экономические и светские события обсасывают многие блогеры. На этой поляне я практикую воздержание. Не потому, что нечего сказать.…

  • Дважды сожранный...

    Революция, как известно, пожирает своих детей. И это правило действовало всегда без исключений - сожранные революцией как политики если и…

  • Возможное геостратегическое будущее?

    И первую и вторую мировые войны Германии пришлось вести на два фронта. И обе она проиграла. Спустя четверть века после развала СССР, некоторого…

promo moralg 10:07, monday 2
Buy for 20 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 1 comment