Морозов Александр Гавриилович (moralg) wrote,
Морозов Александр Гавриилович
moralg

Categories:

Иркутск. Семья и наука.

     Завершился новосибирский период квантовой химии и ее прогрессирующей смеси с астрофизикой. Начался иркутский этап, казалось бы, чисто астрофизический. Но уже в первой его половине жена родила мне двух сыновей, которых надо было и кормить и растить. Без подработки на моей зарплате младшего научного сотрудника (мнс) и зарплате жены, как преподавателя политеха, это было невозможно. Подрабатывал почасовиком в местных политехе (курс высшей математики) и университете (курсы теоретической физики). Плюс еще хоздоговорами с краснодарским ин-том сельхозавиации (там работал мой брат) - считал результаты распыления химикатов.
     Но начался Иркутск воодушевляюще. В начале сентября я приступил к работе, а в конце октября родился наш первенец. Жена планировала Костю, но родился Алеша. В бекетовском роддоме. На следующий день, идучи по центру Иркутска, я довольно громко напевал торжественный "Интернационал". Благо текст его был выбит на торце одного из домов. Прохожие крутили пальцем у виска - они не знали, что я стал отцом. В те времена декретный отпуск был только 8 недель и моя Лю была вынуждена уже в декабре вернуться с мамой в Новосибирск и выйти на работу. 
    Семья воссоединилась только в начале следующего лета, когда мне выделили комнату в иркутском академгородке. Но уже осенью 72-го Людмила забеременела вновь и весной нам дали двухкомнатную квартиру. В которую летом внесли второго сына - Сергея. Началась относительно нормальная жизнь.
    Уже летом 74-го мы начали, сначала робко, а потом смелее, выезжать по выходным в тайгу и на Байкал. Рыбачить, загорать, собирать грибы. Благо, в пределах нескольких десятков километров и на Байкале летом комаров было мало. А осенью я уже уходил в тайгу только с друзьями. Запасать на зиму бруснику и бить шишку на Хамар-Дабане.
    Работа шла своим чередом. К осени 74-го кандидатская была уже сделана. На базе почти десятка публикаций в академических журналах. И неоднократно обкатана на всесоюзных конференциях и семинарах. В том числе - в ФИАНе на семинаре у тогда еще не ставшим нобелевским лауреатом Виталия Гинзбурга. В нашей плазменно-астрофизической тусовке было принято защищаться только в ведущих центрах. И мой шеф направил меня защищаться в ИКИ (ин-т космических исследований) АН СССР в Москву. 
    Отправил я в ИКИ свой диссер и стал ждать. Ответ пришел быстро, но неожиданного содержания. Диссертация к защите принята, но срок защиты определить нельзя. В связи с начавшейся реформой ВАКа и расформированием всех советов по защитам в стране. В итоге вся эта эпопея растянулась на два с половиной года и защитился я только в мае 77-го на первом заседании нового совета ИКИ по защитам. 
    Казалось бы, весь период этого вынужденного ожидания можно было спокойно заниматься астрофизикой. Но жизнь иногда выкидывает крутые фортели. Буквально в январе 75-го мой шеф подключил почти всех, включая и меня, теоретиков лаборатории к работе ин-та Курчатова над проектом токамака Т-20. Который должен был стать первым в мире "демонстрационным" токамаком. В том смысле, что вырабатываемая в термоядерной реакции в этой установке энергия была бы не меньше вкачиваемой в нее для розжига этой реакции. И работа на этот проект продолжалась до осени 76-го. Почему она окончилась именно тогда - я писал еще три года назад в псто "Когда мы сели на "нефтяную иглу"?". А очерк этой работы и продолжение иркутской истории - в следующем псто.
    
Tags: Жизнь, История
Subscribe
promo moralg march 5, 2018 03:01 43
Buy for 30 tokens
Многие из нас вздрагивают, когда дорогу нам перебегает черная кошка. Но неприятных последствий обычно не возникает и мы быстро забываем о ней. Но два дня назад на северо-восток США обрушилась очередная буря и совершила совсем не очередное действо - сломала дерево, которое 227 лет назад посадил…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments