January 11th, 2015

Морозов 7

Пневматическое метро.

      О пневмопочте, работавшей в некоторых крупных городах Европы и Америки во 2-й половине 19 века, слышали многие. Но о попытке построить пневмометро вряд ли кто слышал. Да и я узнал об этом благодаря моему другу nilsky_nikolay только что. Он и дал мне ссылку, в которой описана попытка построить реально работающее пневмометро в Нью-Йорке.
      Длина рабочего перегона в этом пневмометро была всего лишь 95 метров. Катался туда-сюда один 22-местный вагон. На большее денег у инициаторов идеи не хватило. Но за год с небольшим этой забавой воспользовалось несколько сот тысяч человек. Судя по исчезнувшему из поста рисунку забава была довольно приятной.


И городские власти уже выделяли, вроде бы, должное финансирование. Но биржевой крах 1873 года все карты спутал. А потом более выгодным оказался вариант надземного метро на сваях.
promo moralg march 5, 2018 03:01 44
Buy for 30 tokens
Многие из нас вздрагивают, когда дорогу нам перебегает черная кошка. Но неприятных последствий обычно не возникает и мы быстро забываем о ней. Но два дня назад на северо-восток США обрушилась очередная буря и совершила совсем не очередное действо - сломала дерево, которое 227 лет назад посадил…
Морозов 7

Путь Шарли - от терпимости к морально-психологическому террору...

      Лет семь назад прочел книжку Чудиновой "Мечеть Парижской Богоматери". Регулярно читаю о бесчинствах в основном безработной мусульманской молодежи в пригородах Парижа, сжигающей сотни автомобилей. А также о непрерывно растущей толерантности французских властей и общества, дошедшей уже не только до публичного поощрения различных половых извращений, но и до идеи исключения из языка таких понятий, как папа, мама и мадмуазель.
      Понятно, что любая полностью отпущенная на свободу идея вполне может привести к цели, противоположной декларируемой ее авторами. Так произошло и с толерантностью. Естественная терпимость к иному мнению и не наносящему другим явного вреда поведению переросла в, пусть и не всегда гласно, поощряемую властями публичную вседозволенность. В своем пределе выродившуюся в формально сатирический, но реально морально-психологический террор весьма немалой части общества. И ответом на такой террор стал обычный террор. Могло ли случиться иначе?
      Я соболезную родным и близким погибших "сатириков"-террористов. Но еще больше соболезную французскому обществу. Перестающему отличать терпимость к иному мнению от морально-психологического террора носителей иного мнения.