Морозов Александр Гавриилович (moralg) wrote,
Морозов Александр Гавриилович
moralg

Categories:

Как, уже 30? Не ожидал... Часть 3.


                                 Школа.

        Возможно, мне просто повезло в том, что в первом наборе в 1980 году на "физику" оказались довольно сильные ребята. Или им с моей стороны уделялось весьма много внимания. Но результат оказался приличным. Из этого набора (выпуск 1985 года) по специализации "теоретическая физика" уже к концу 1989 года четверо стало кандидатами наук (Виктор Леви, Илья Коваленко, Елена и Валентина Михайловы). Чуть позже к ним присоединились Александр Хоперсков (после службы в армии), выпускники следующих наборов (Виктор Мусцевой, Николай Лебедев и ряд других) и начинавшие в ВолГУ свой трудовой путь ассистенты – выпускники других ВУЗов. Часть из них в "нулевые" годы стали докторами наук и заведующими кафедрами.

        После моего вынужденного ухода в политику осенью 1991 года связь с ними существенно ослабла. Но с Хоперсковым мы еще некоторое время сотрудничали. Как по научной работе, так и по написанию монографии "Физика дисков". Эту книжку я начал писать сразу после защиты докторской летом 1986 года в отпуске в Крыму. Конкретно – в Симеизе (туда меня руководство Астросовета АН СССР пыталось сосватать директором обсерватории, но мы с моей женой Людмилой, слава богу, отказались). С активным участием Саши Хоперскова книга была практически дописана уже к концу 1988 года и ее приняли к печати в издательстве "Мир", которое в те времена издавало в основном переводы зарубежных научных монографий. Но перестройка внесла свои коррективы – издательство потребовало оплатить издание книги. С грехом пополам к концу 1989 года я наскреб необходимые средства со своих хоздоговоров и проплатил. Но к этому моменту во всей стране наступил полный бардак, деньги пропали и книгу не издали. Удовлетворение мы получили только в 2005 году – к 25-летию ВолГУ книга была напечатана университетским издательством. Я выкупил штук 40 и разослал старым друзьям, продолжавшим работать по астрофизической тематике. А потом пришлось докупать еще, чтобы удовлетворить дополнительные запросы.

                        Круг третий.

            Летом 1988 года мне, наконец, дали возможность организовать кафедру. Назвали мы ее кафедрой "теоретической физики и волновых процессов". И организовали заодно специализацию студентов по "теоретической физике и математическому моделированию". На самом деле эта специализация неявно была организована раньше, как только в результате первых шагов перестройки учебные планы начали терять свою абсолютную жесткость. И первым шагом в этом направлении была организация трехлетнего спецпрактикума по "вычислительной физике и математическому моделированию". Результатом этого шага стало то, что выпускники физфака, прошедшие этот практикум, становились гораздо более квалифицированными вычислителями, чем выпускники матфака.

          В том же 1988 году в разгар перестройки начало проявляться экологическое движение. Особенно активным оно стало в Красноармейском районе – наиболее насыщенном предприятиями химической отрасли. Пришлось вспомнить свой хоздоговорной опыт начала 1970-х по расчетам распространения примесей при распылении их с самолетов сельхозавиации и организовать аналогичные расчеты по распространению примесей из заводских труб. Привлек к этой работе Виктора Леви и Илью Коваленко. Первый моделировал эти процессы прямым (численным) интегрированием уравнений гидродинамики, второй – методом частиц. Наиболее наглядным оказался первый из них. Уже в 1989 году достаточно презентабельные результаты были продемонстрированы тогдашнему руководителю облздрава Всеволоду Щучкину (ныне – руководителю кардиоцентра) и в ответ через некоторое время удалось заключить с ним хоздоговор по этой тематике. Работа серьезно продвинулась и к 1991 году с помощью областного и городского экологических комитетов нам удалось сделать модели всего Волгограда и всего Волжского, в которых были учтены все паспортизированные к тому времени источники промышленных выбросов.

          Эти модели, как стало ясно из практики, не были нужны ни чиновникам, ни промышленникам. Единственный довольно яркий пример их применения состоялся в 1991 году. Тогда в один день в Красноармейском районе произошли выбросы фтористого водорода и в ряде точек района были зафиксированы концентрации этого вещества в 15 и более ПДК. Все экологи грешили на "Каустик". Мы, восстановив по просьбе возглавлявшей тогда горкомприроду Светланы Косенковой метеоусловия предшествующих суток, сделали ряд расчетов и показали, что не менее 80 % этого греха лежит на Керамическом заводе, а не на "Каустике". После такого расследования нашу модель уже никто не захотел применять. Почему – этот вопрос уже не к модели. Неожиданным для меня следствием этой работы стало включение меня в 1994 году в число действительных членов РЭА (российской экологической академии) без каких либо шагов с моей стороны.


Tags: Наука и образование
Subscribe
promo moralg march 5, 2018 03:01 43
Buy for 30 tokens
Многие из нас вздрагивают, когда дорогу нам перебегает черная кошка. Но неприятных последствий обычно не возникает и мы быстро забываем о ней. Но два дня назад на северо-восток США обрушилась очередная буря и совершила совсем не очередное действо - сломала дерево, которое 227 лет назад посадил…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments