Морозов Александр Гавриилович (moralg) wrote,
Морозов Александр Гавриилович
moralg

Categories:

Областные хроники (общее и частное) - 3.


 

       Продолжу начатое предыдущими постами от 27.01. (период с лета 89-го по середину августа 91-го) и от 29.01. (период с 19 августа 91-го по конец 91-го) описание ряда событий в постсоветской России и нашей области. В основном – через призму моей работы в качестве предоблсовета. Ограничусь здесь рамками первой половины 1992 года. В начале которой вместо либерализации цен и финансовой стабилизации была фактически проведена "сверхшоковая" терапия. Перешедшая весной в политику децентрализации реформ. В ходе которой произошло заключение Федеративного договора.

 


 

       Сверхшоковая терапия.

       1992 год начался с резкого скачка цен на все продукты питания и промтовары. Масштабы которого были обусловлены не только объявленной либерализацией цен, но и декретированием коэффициентов роста цен актом правительства Гайдара. О котором я уже писал в конце предыдущей заметки. Скорее всего именно поэтому освобождение цен к быстрой финансовой стабилизации не привело. Как это произошло в Польше. И вместо предреформенного избытка платежных средств быстро возник серьезный их дефицит и массовая задолженность предприятий по расчетам с партнерами и налоговым платежам. Для решения этой проблемы многие предприятия переходили на бартер и вслед за областными и муниципальными бюджетами в массовом порядке вводили в оборот векселя. А федеральные власти – казначейские обязательства (фактически – те же векселя).

     Рост зарплат в промышленности властями не контролировался и к середине 92-го зарплаты в ней уже превышали зарплаты в бюджетных отраслях в 2,5-3 раза. Но и на промышленных предприятиях зарплата нередко выплачивалась натурой (собственной продукцией или продукцией обмена с партнерами). Инфляция бушевала. Накопления большинства граждан быстро растаяли. Был включен "печатный" станок. Выраставшие как грибы после дождя коммерческие банки принимали вклады под проценты, кажущиеся сейчас фантастическими. Но и эти проценты значительно уступали темпам инфляции.

     В этих условиях в массовом порядке начали возникать финансовые пирамиды, предлагавшие населению вкладывать в них деньги под проценты, не уступавшие, как минимум, уровню инфляции. При этом особенно масштабные пирамиды возникли в нашей области и быстро распространили свою деятельность на территорию большей части России. Это – РДС, Русская недвижимость, Хопер и другие. Правоохранительные органы области вплоть до развала этих структур не находили их деятельность незаконной. Поэтому на очередной сессии облсовета после старта первой из них (РДС) я поставил вопрос о необходимости предупреждении населения об опасности вложений средств в такого типа организации. Решение приняли, опубликовали и примерно в течение полутора-двух недель в нашей области наблюдался весьма заметный спад притока средств населения в финансовые пирамиды. Но затем все снова пошло по нарастающей вплоть до наступления краха этих пирамид.

      Разумеется, быстрое обеднение большинства населения в результате "сверхшоковой терапии" не могло не привести к росту протестных настроений и уличных акций. Поначалу – против резкого роста цен на основные продукты питания. Довольно быстро превратившихся в протесты против проводимых правительством Гайдара реформ и непосредственно против представителей власти. Особо серрьезными такие акции были в Москве. Так, депутаты Съезда проходили каждое утро на свои заседания в Кремль по Васильевскому спуску из гостиницы "Россия" сквозь плотный коридор протестующих, расцвеченный флагами и транспарантами десятков общественных организаций. А отклонявшиеся от этого маршрута бывали и избиваемы демонстрантами.

     Эйфория от победы над ГКЧП и жажда реформ осенью 91-го буквально через полгода сменились протестами против фактически проводимых преобразований. Этому в значительной мере способствовали практически свободные тогда СМИ и немалая часть депутатского корпуса как на федеральном, так и на региональном и местном уровнях. Раскол между исполнительной и законодательной властью на федеральном уровне постепенно превращался в жесткое противостояние. Разрешившееся роспуском съезда народных депутатов и немалой кровью осенью 1993 года. Но об этом – в следующих заметках.


 

        Децентрализация реформ.

       Экономические реформы правительства Гайдара с самого начала были слишком централизованными. Не только в смысле правового их регулирования, оставлявшего мало свободы действий региональным властям. Но и довольно жестким заданием отраслевых темпов этих реформ. Излишняя централизация проявлялась и в налогово-бюджетной сфере. Так, в январе-феврале 92-го из совокупности собираемых в области налогов в консолидированный бюджет области поступало менее 40 % их объема. Остальные 60 % налогов плюс все таможенные платежи шли в федеральный бюджет.

    К весне, однако, федеральные власти поняли, что принятый изначально уровень централизации преобразований в экономике чрезмерен. Был объявлен и начал реализовываться лозунг "переноса центра тяжести реформ на места". Но реально он осуществлялся по принципу: большая часть ответственности передается на места, большая часть прав остается в центре. Тем не менее, основные реформенные преобразования (процессы приватизации, преобразований в АПК и другие) в регионах ускорились. Увеличилась и доля консолидированного бюджета области в общей доле налогового пирога с 40 % (на начало года) до 50-55 % к осени 92-го.

      Перенос центра тяжести реформ в регионы привел к тому, что на начальной стадии скорость этих реформ и их последствия заметно отличались от региона к региону. Готовясь к очередной сессии облсовета я проработал общероссийский статистический справочник и выписал оттуда данные по ВО и средние по России. Сравнение, в частности, показало, что темп роста цен в ВО за семь первых месяцев 92-го был меньше среднероссийского на 41 %, а темп роста денежных доходов населения отставал от среднероссийского на 22 %. То есть, народу в нашей области в тот год было заметно полегче, чем в среднем по России. Основная заслуга в этом, на мой взгляд, принадлежит Шабунину. По его инициативе, в частности, весь 92-й из областного бюджета шли большие дотации производителям хлебной и молочной продукции. Под условие соответствующего сдерживания цен.

      Заглядывая на годы вперед замечу, что темп падения ВРП (валового регионального продукта) в Волгоградской области в 1992-93 годах было несколько меньше темпа падения ВВП России, в 1994-м наоборот – заметно больше, но в 1995-97 годах – опять несколько меньше и в 98-м – больше. Начиная с 1999 года, когда начался рост экономики, ВРП нашей области рос практически всегда несколько медленнее российского ВВП.

 

        Федеративный договор.

       Ленинская политика права наций на самоопределение дважды сыграла с Россией злую шутку. Сначала пришлось ее восстанавливать большой кровью в период гражданской войны. Восстановили в форме конфедерации. То есть союза государств, формально имеющих право выхода из этого союза. Права, реализованного всеми союзными республиками практически сразу после нейтрализации всевластия КПСС. Во второй раз попыток восстановления Союза делать не стали (ГКЧП – не в счет). И слава богу. Иначе бы нам грозил сценарий покруче югославского. И, скорее всего, с нулевым результатом.

       Но после распада СССР процессы суверенизации начались и внутри РСФСР. Этому способствовало и своеобразное "разрешение" президента России республиканским "элитам" брать суверенитета столько, сколько смогут. В течение довольно короткого промежутка времени все автономные республики в составе России решениями своих республиканских советов потеряли приставку "автономная". И многие объявили о весьма полноценном суверенитете. Крайний известный всем пример – Чечня. Многие другие пошли гораздо более выгодным для себя путем. Почти полностью удерживая у себя налоговые доходы и взвалив на остальные регионы общероссийские расходы и расходы по федеральным обязательствам на своих территориях (подробнее – в следующей земетке).

       Остановка и разворачивание этих процессов вспять стало важнейшей государственной задачей. Решение которой было чрезвычайно осложнено началом радикальных экономических реформ. Очевидный способ решения – создание федеративного государства. То есть, союза государств без права выхода из создаваемого союза. Механизм – заключение федеративного договора между всеми субъектами федерации.

       В марте 92-го и губернаторов и председателей региональных советов пригласили в Кремль на подписание Федеративного Договора. Этот договор стал предтечей принятой в декабре 93-го Конституции России. Церемония проходила в Георгиевском зале. Подписывали договор и губернаторы и председатели региональных советов. Буквально через полчаса после подписания стало ясно, что текст договора различен для национальных республик, русских краев и областей, национальных округов. Права регионов убывали в этом ряду их типов. Возмущению части председателей советов краев и областей не было предела. Наверное потому, что наши ряды в большей мере состояли из пришедших во власть на волне перестройки разночинцев, чем ряды губернаторов, почти сплошь состоявших из прошедших партийно-советскую школу чиновников.

       Инициативная группа примерно из десятка таких председателей (лидером в этом сообществе был красноярский предкрайсовета Новиков) сочинили дополнительный протокол к федеративному договору и добились его подписания и Ельциным и Хасбулатовым. В результате подписания этого протокола русские регионы, как и национальные республики, получили возможность по всем вопросам совместного ведения федерации и ее субъектов (теперь это – 72-я статья Конституции) осуществлять полное правовое регулирование до принятия соответствующих федеральных законов (в Конституции это право прямо не записано). И этим правом я, как председатель комитета по экономической политике первой областной думы (1994-98), без стеснения пользовался. Поскольку в юридическом плане и после принятия Конституции в декабре 1993 года Федеративный договор не потерял силу.

       Так, фактически первый в России региональный закон о негосударственных пенсионных фондах (НПФ), принятый в марте 95-го, был озаглавлен не "О негосударственных пенсионных фондах" (такое название подразумевало, что вопрос относится полностью к ведению федерации), а "О защите прав граждан в системе негосударственного пенсионного обеспечения" (защита прав граждан относится к совместному ведению федерации и регионов). Текст, разумеется, полностью соответствовал первому варианту названия. И лишь в мае 98-го был принят соответствующий федеральный закон, по своему содержанию не менее чем на 80 % совпадающий с волгоградским образца 95-го.

       Федеративный Договор сыграл очень важную роль в сохранении целостности России. В этом смысле можно провести параллель между провалом с подписанием Союзного Договора и последующим развалом СССР с одной стороны и подписанием Федеративного Договора и сохранением единства России с другой. Свои мысли об этом акте я опубликовал в статье "Договор: факты без прогнозов" в газете МИГ от 10.04.92.. Было и более пространное интервью в "Литературной газете" от 30.09.92. и другие публикации.

      После подписания федеративного договора состоялся фуршет. За отдельным столом стоял ЕБН и его ближайшее окружение, за другими – губернаторы и председатели региональных советов. После третьего тоста (полутора рюмок) мы с Шабуниным пробрались к столу президента, обменялись с ним любезностями и выпили. Мы – по полрюмки водки, а ЕБН – очередной полный фужер коньяка. Мы еще не вернулись к своему столу, а президента уже выводили в кулуары.

       Я не верю в то, что президент был алкоголиком изначально. Ибо он сделал приличную партийную карьеру, включающую работу в качестве первого секретаря Свердловского обкома и Московского горкома КПСС. Но многоплановость и сложность задач по переводу тотально огосударствленной экономики на рыночно-капиталистические рельсы с одновременным удержанием России от распада могли психологически перенапрячь сколь угодно сильную личность. И он не выдержал. Тем более, что над ним уже никого в стране не было.


 


 

В заключение фото: момент подписания Федеративного договора от имени Волгоградской области.

 


Tags: История, Политика
Subscribe
promo moralg march 5, 2018 03:01 43
Buy for 30 tokens
Многие из нас вздрагивают, когда дорогу нам перебегает черная кошка. Но неприятных последствий обычно не возникает и мы быстро забываем о ней. Но два дня назад на северо-восток США обрушилась очередная буря и совершила совсем не очередное действо - сломала дерево, которое 227 лет назад посадил…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments