Морозов Александр Гавриилович (moralg) wrote,
Морозов Александр Гавриилович
moralg

Categories:

Областные хроники - 4.


 

        Продолжу начатое предыдущими постами от 27.01. (период с лета 89-го по середину августа 91-го), от 29.01. (с 19 августа 91-го по конец 91-го) и от 04.02. (начало 92-го) описание ряда событий и персоналий в нашей области и России. В том числе – деяния местного политикума, социальная политика в области, создание филиалов ВолГУ, контакты с федеральными властями и персоналиями, а также судьба мегапроекта освоения нефтяных полей левобережья. Как видел, делал и помню. Ограничусь здесь рамками промежутка времени с середины 92-го до декабря того же года.
       

  Волгоградские политикум, социальная политика и создание филиалов ВолГУ.

       Политические страсти внутри облсовета в конце 91-го и первые месяц-два 92-го не были слишком интенсивными. Некоторое недовольство у "демократического" крыла облсовета вызывало непопадание части его представителей в Малый совет (МС). Состав которого был избран облсоветом голосованием по каждой кандидатуре большинством от присутствующих на сессии депутатов. В итоге около 30 депутатов этого крыла заявили в начале 92-го о переходе в оппозицию к МС. Под этим заявлением подписались, в частности, и 3 члена МС (фамилии позволю себе не называть). Далеко не конструктивные и порой казусные формы активности части депутатского корпуса были и в дальнейшем не редкостью. Пока осенью 93-го не приобрели формы чрезвычайно жесткой борьбы за или против роспуска облсовета после разгона Съезда народных депутатов России.

         В рамках облсовета продолжал работать созданный еще в 90-м политический консультативный совет (ПКС). Этот орган использовался для предварительного согласования порой резко отличающихся позиций депутатов и тогдашнего множества "партий" по многим вопросам, выносимым на заседания МС и сессии облсовета. Рост напряженности в обществе в начале 92-го обострил и разноголосицу в ПКС. И в марте 92-го около десятка входящих в ПКС "партий" и движений в лице представляющих их депутатов заявили о переходе в оппозицию к областной администрации и облсовету и выходе из ПКС. Просматривая на днях газету с текстом этого заявления обнаружил, что почти половина его подписантов работает ныне в подразделениях администрации области и органах федеральной исполнительной власти. Как правило, не на рядовых должностях.

        Разумеется, и в те времена имели место вполне объективные споры между губернатором Иваном Шабуниным и мэром Волгограда Юрием Чеховым по бюджетным проблемам. Но к чести их обоих эти споры не выносились на публику в той мере, как это делалось и продолжает делаться при следующих за ними мэрах и губернаторах.

       Бюджет области в условиях высокой инфляции и непрерывного изменения федеральной налоговой политики в 92-м корректировался каждые 3-4 месяца на очередных сессиях облсовета. В основном – по факту. И главная его расходная часть была направлена на социальную поддержку населения. Я уже писал о том, что производители хлеба и молока дотировались из областного бюджета под обязательство сдерживать цены в оговоренных пределах. Только в рамках первых трех кварталов 92-го с опережением федеральных указаний повышалась заработная плата в бюджетных отраслях (решения МС от 24.01., 09.04., 23.04., 14.08.), выплачивались компенсации жертвам политических репрессий (МС от 27.02., 14.08.), финансировались программа социальной защиты населения (МС от 31.01., 23.04.), питание школьников и учащихся техникумов (МС от 31.01.), летний отдых детей (МС от 16.07.), бензин инвалидам (МС от 11.06.), бесплатный проезд пенсионеров на общественном транспорте за счет транспортного налога и многое другое. В целом 92-й был очень напряженным и весьма сумбурным. Но этот сумбур, обусловленный переформатированием органов федеральной власти командой Гайдара, позволял на региональном уровне делать то, что нельзя было сделать ни до, ни после этого.

        Так, летом 91-го меня, тогда еще рядового депутата и проректора по науке ВолГУ, пригласил мэр Камышина Лев Алферов и спросил совета – можно ли преобразовать учебно-консультационный пункт политеха в Камышине в полноценный филиал ВУЗа. Ректора политеха Александра Половинкина этот вопрос не интересовал и я обсудил его с ректором ВолГУ Максимом Загорулько. Тот, хоть и без особого энтузиазма, счел, что открытие филиала ВолГУ в Камышине с экономическими и юридическими специальностями будет в интересах ВолГУ. Поскольку контроль за развитием ВУЗов со стороны федерального правительства в то время был почти полностью утерян, то последующая наша работа с мэром Камышина привела к открытию этого филиала 1 сентября 1992 года с соответствующим набором студентов. Через несколько лет новый ректор политеха Иван Новаков счел, что ВолГУ неправомерно вторгся в его владения и настоял на передаче Камышинского филиала в его ведение.

        Главы довольно крупных городов, таких как Михайловка, Урюпинск и Фролово, в частных беседах нередко жаловались на недостаток на их территориях кадров экономических, юридических и других специальностей. По причине систематического оседания уроженцев этих городов, как выпускников волгоградских ВУЗов, непосредственно в Волгограде. Что навело меня на мысль попытаться в некоторых из них создать филиалы ВолГУ. Ректору ВолГУ эта мысль не понравилась, но и желания сопротивляться волюнтаризму властей у него не было. Поэтому летом 92-го я нанес визиты в Михайловку и Урюпинск. Заранее предупрежденный о теме разговора мэр Михайловки Александр Сурков созвал всех своих "олигархов" и разговор получился весьма плодотворным. Мэр обещал бюджетную поддержку, а "олигархи" – внебюджетную. Дело закрутилось и 1 сентября 1993 года Михайловский филиал ВолГУ принял первых студентов. К сожалению, этот филиал не смог заметно расширить первоначальный перечень специальностей и поэтому через 15 лет после своего старта в 2008-м был закрыт.

         С мэром Урюпинска Юрием Говоровым разговор состоялся один на один. Идеей он заинтересовался и соответствующую работу развернул. Но, к сожалению, через короткое время погиб в автокатастрофе. Дело продолжил его преемник Валерий Сушко и в сентябре 1994 года Урюпинский филиал ВолГУ принял первых студентов. Власти Урюпинска подошли к делу гораздо основательней, чем в Михайловке. Постепенно расширяли список специальностей, добились передачи филиалу территории и зданий бывшего военного городка, выделили квартиры преподавателям. Большой вклад в развитие филиала внесла его директор и депутат 1-й облдумы Тамара Горнякова. В 2000-м меня пригласили на вручение дипломов первым выпускникам. Первую пачку дипломов вручал мэр, вторую – автор этих строк, а третью – удивленный такой очередностью губернатор.

       Пост председателя облсовета позволял делать и кое-что еще для Волгоградских ВУЗов. Например, предоставлять им налоговые льготы. Делалось это, как правило, через неформальную законодательную инициативу председателя совета ректоров Загорулько. Последняя такая льгота по налогу на имущество организаций (для каждого ВУЗа – это несколько десятков миллионов рублей в год) "умерла" уже в 2009 году в результате существенного секвестра областного бюджета в условиях глобального экономического кризиса.

       С самого начала работы в качестве предоблсовета я занял по отношению к Шабунину позицию внимательного ученика. Что было естественно, ибо политических амбиций у меня в то время еще не было (с 94-го – уже не было). Но ученика с амбициями достойно освоить новую работу. Подражая кое в чем Шабунину, иногда вызывал у него плохо скрываемое неудовольствие. Так, вослед за учреждением Шабуниным резервного фонда главы администрации области, я провел через облсовет решение об учреждении аналогичного фонда облсовета. Но если губернатор самолично выделял средства из своего фонда, то я все запросы на выделение средств направлял в комиссию по бюджету и, только при наличии положительного заключения комиссии, подписывал распоряжение о выделении средств из резервного фонда. Бюджетную комиссию возглавляла в то время Фаина Миронова. Из фонда облсовета, в частности, было профинансировано обновление оборудования почти всех межрайонных типографий (главный лоббист – ныне покойный Некрасов Ю.А.), закупка для многих больниц сельских районов УЗИ–оборудования (тогда еще почти нового слова в массовой российской медицине), классов производимых в Волжском персональных ЭВМ "Агат" для ряда школ и открывавшихся филиалов ВолГУ и много другое. Разумеется, никаких индивидуальных "депутатских" фондов тогда не было. Они появились не раньше 2-й облдумы (после 1998 года).


 

         Работа федеральных властей с региональными советами.

        Уже многие годы мне не приходилось слышать, чтобы Госдума, Совет Федерации, Правительство или Президент созывали бы совещания председателей региональных заксобраний и растолковывали бы им политику федеральных властей. Но вплоть до разгона Съезда народных депутатов России такие совещания редкостью не были. Участие председателей региональных советов в заседаниях Съезда народных депутатов тоже было практически обязательным. Разумеется, без права голоса. Дополнительно к этому Верховный совет России организовывал стажировки председателей регсоветов в зарубежных странах. В одной из которых (в Германии) мне удалось поучаствовать. Познав их системы федеративного устройства и местного самоуправления, а также налоговую и бюджетную системы. Об одном из совещаний председателей региональных советов с участием Гайдара я уже упоминал во 2-й заметке. Теперь – о некоторых впечатлениях по персоналиям в процессе еще одного такого совещания. Ибо содержание речей на них большого значения не имело.

       Летом 92-го в Нижнем Новгороде проводилось очередное совещание председателей региональных советов. Принимал губернатор Борис Немцов. Ставший им в 91-м взамен, очевидно, не слишком лояльного ЕБН своего предшественника. При знакомстве я поинтересовался – кто он по специальности? Оказалось – физик. В разговоре выяснилось, что он окончил местный университет, занимался физикой плазмы и незадолго до занятия губернаторского поста защитил кандидатскую. В том же учреждении, где и работал. После этого разговор угас. Я знал, что в Нижнем неплохая, хотя и несколько архаичная школа по физике плазмы. Но защита в совете учреждения, где работаешь, у минимально приличных физиков считается, мягко выражаясь, отсутствием знака качества.

        На этом совещании в Нижнем выступал и президент Бориса Ельцин. К тому времени у него появились какие-то претензии к Шабунину, а Шабунин почему то не решался позвонить ЕБН напрямую и снять возникшее напряжение. Вместо этого он изложил суть дела мне и попросил замолвить за него словечко перед президентом. Я поступил так же, как в декабре 1991-го. По окончании выступления президента я быстро вышел в коридор, догнал уходящего ЕБН и на протяжении 30-40 шагов изложил ему суть вопроса. При этом сопровождавшие ЕБН два охранника весьма напряглись, но останавливать меня не стали. ЕБН секунды 2-3 помолчал, а потом сказал: "Ну ладно, передай Ивану Петровичу, что я его прощаю.". И я отрулил в выходившую из зала толпу председателей регсоветов. Какой доступной была тогда власть!

         Предрегсоветов в обязывающем порядке приглашали на заседания Съездов нардепов России. Сидеть нам полагалось на балконе, но я устраивался среди своих в партере. Слушать выступления с трибуны не всегда было интересно и мы с Шабуниным нередко выходили покурить в холл. Там часто разгуливал Жириновский, не являвшийся тогда депутатом. И мы с ним беседовали. В основном, конечно, беседовали Жириновский и Шабунин. Я редко встревал в их разговор. Абсолютно спокойные и разумные беседы. Но как только к нам присоединялся третий собеседник, неважно – кто, Жириновский преображался. Он становился таким, каким мы видим его по телепередачам. Тогда я и понял тайный смысл требования властей всех времен и народов "больше трех не собираться".


 

          Неудавшийся нефтяной мегапроект.

       Еще в 90-м или начале 91-го Шабунин вошел в контакт с французской нефтяной компанией "Эльф-Акитен" и вместе с ней задумал проект по добыче нефти на левобережье Волги (в основном – в Николаевском и Быковском районах). Глубина залегания пластов этой нефти – примерно 5000 метров. Нефть – с высоким содержанием серы. Проектом предполагалось создать СП и добыть порядка 100 млн. тонн нефти за 20 лет.

Для реализации этого проекта с французской стороны была создана фирма "Эльф-Нефтегаз", а с российской (администрацией области) – АО "Интернефть". Последнюю в начале 92-го возглавил ушедший в отставку с поста зампредоблсовета Юрий Котляров. Предполагалось, что эти две фирмы создадут СП, которое займется разведкой и добычей нефти на левобережье Волги в рамках системы СРП (соглашения о разделе продукции). Договор между этими фирмами был одобрен указом Президента от 04.02.1992г.. Но в рамках действовавшего тогда законодательства требовалось еще и одобрение региональными властями. Причем не исполнительной, а представительной ветвью власти.

         Подготовка этого вопроса в комиссиях облсовета длилась долго. Возражали, в основном, организации экологического профиля и их представители в облсовете и ряд депутатов "демократического" крыла. Малый совет 04.06.1992г. после 7-часовых бурных дискуссий с участием представителей экоорганизаций и многих не входящих в МС депутатов принял положительное решение. На основании которого я подписал лицензию АО "Интернефть" на право пользования соответствующими участками недр. Мои действия были оспорены областному прокурору Буланкову несогласными с решением МС депутатами. Но прокурор подтвердил полную правомочность моих действий.

        Однако, законодательства о режимах работы в системе СРП тогда еще не существовало. И в правительстве было организовано совещание по вопросу ускорения его принятия. Вел заседание вице-премьер Шохин. Должен сказать, что более неуверенного в своих суждениях и действиях чиновника я никогда не видел. И это при том, что он был членом команды Гайдара. Трехчасовое совещание кончилось ничем. И законодательству о СРП старт дан не был. Реально федеральный закон о режиме СРП был принят гораздо позже – только к началу работ по проекту "Сахалин-1".

        Так неудачно и закончилась эпопея с освоением нефтяных месторождений левобережья. Второй наш губернатор этот вопрос уже не поднимал. А жаль. Бюджет области пополнялся бы весьма прилично налогами от добычи примерно 5 млн. тонн нефти в год. Что немаловажно с учетом почти полного прекращения ЛУКойлом добычи нефти в нашей области. Да и депрессивные районы левобережья расцвели бы. Не судьба.

 


 

В заключение фото: Волгоградцы на Съезде народных депутатов России.

 


Tags: История, Политика
Subscribe
promo moralg march 5, 2018 03:01 44
Buy for 30 tokens
Многие из нас вздрагивают, когда дорогу нам перебегает черная кошка. Но неприятных последствий обычно не возникает и мы быстро забываем о ней. Но два дня назад на северо-восток США обрушилась очередная буря и совершила совсем не очередное действо - сломала дерево, которое 227 лет назад посадил…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments