Морозов Александр Гавриилович (moralg) wrote,
Морозов Александр Гавриилович
moralg

О вероятности второй АТО на западе Украины.

    Политика, как известно, есть концентрированное выражение экономики. А война есть продолжение политики другими средствами. В этом смысле примечательно то, что цепочка экономических процессов на Волыни уже начинает приобретать характер политических с элементами противостояния в форме "янтарного майдана". Анализируя эти процессы обозреватель "Украина.ру" Александр Чаленко приходит к выводу, что рано или поздно на западе Украины придется объявлять вторую АТО. Анализ этот - под катом.

    Знакомясь с последними информационными сводками о событиях в западноукраинском городе Ровно, который уже три года как стал эпицентром противостояния нелегальных добытчиков янтаря и украинских властей, можно предположить, что рано или поздно Киев получит не только в этих местах, но и вообще по всей Волыни второй фронт.

    В это сейчас не верится, но дело, видимо, к этому и идет. Рано или поздно тут придется объявлять вторую АТО. Напомню, что 3 мая в Ровно начался так называемый янтарный майдан. К зданию областной госадминистрации пришло около полутысячи копателей янтаря. Они зашли непосредственно в здание и передали свои требования местному губернатору Алексею Муляренко.

    Требования озвучил лидер протеста Ярослав Гранитный. Сводятся они к следующему: раз киевская власть за три года так и не смогла принять необходимое законодательство для того, чтобы добыча янтаря перестала быть нелегальным и незаконным предприятием и была введена в законные рамки, то протестующие требуют импичмента Петра Порошенко и перевыборов. Пусть, мол, новая власть решает наши проблемы.

    На следующий день губернатор Муляренко не нашел ничего лучшего, как собрать пресс-конференцию и заявить о том, что акция на сто процентов проплачена и была призвана создать негативную картинку для «антиукраинских телевизионных каналов». И вообще все эти выступления – это попытка антиукраинских сил расшатать ситуацию в регионе.

    Нелегальная добыча янтаря – слишком прибыльный бизнес, чтобы его отдать в руки простых ровенских копателей. А значит, в «янтарном вопросе» власть ни на какие компромиссы, скорее всего, не пойдет и в конечном итоге спровоцирует вооруженный конфликт, который способен повлиять на политическую ситуацию на всей Украине.

    Прежде чем обосновать этот тезис, я хотел бы сделать небольшой исторический экскурс. Киевский журналист Андрей Манчук в своем интересном исследовании «янтарного вопроса» пишет, что на севере Украины янтарный пояс тянется через всю Волынь, Полесье, захватывает Киев и идет далее к Чернигову.

    Особенно богато янтарем Межигорье, получившее известность после того, как в конце нулевых там появилась печально знаменитая резиденция Януковича. Еще в 30-е годы XX века при советской власти тут хотели освоить промышленную добычу этого полудрагоценного камня, что, кстати, повлекло бы за собой самые серьезные последствия для экологии – исчезли бы леса.

    Но тогда Межигорье, да и вообще все Полесье спасло присоединение Прибалтики к СССР, где янтаря было, что называется, «в сто раз больше». Кстати, украинский янтарь отличается от прибалтийского цветами – зеленовато-голубых или черно-белых оттенков.

    После обретения незалежности в 1990-е украинское государство все же начало промышленную добычу янтаря. Параллельно вместе с ним в освоение «целинных и залежных земель» нелегально втянулись и крестьяне Волыни. Невзирая на все запреты, они шаг за шагом освоили достаточно большие территории.

    В незаконную добычу включился и стар и млад. Все добытое шло на Польшу, где из него изготовляли разного рода изделия, которые потом расходились по всей Европе.

    В 2014 году об этом украинском эльдорадо узнала вся Украина. Сообщения и репортажи о регулярных, в том числе и вооруженных, стычках с участием военной техники между старателями и милицией порой по многу дней не сходили с экранов телевизоров и страниц печатных СМИ.

    Я думаю, понятно, почему именно в это время: обвальное падение экономики и финансов, а вместе с ними и жизненного уровня украинских граждан, случившееся сразу после евромайдана, привлекло огромные массы местных крестьян в эту сферу нелегальной деятельности.

    Стихийность приводила к постоянным стычкам между самими копателями, которые стали объединяться в довольно большие группы, к которым присоединялись разного рода национал-радикальные организации, в том числе и "Правый сектор".

    Фактически нелегальные копатели к тому моменту если не вытеснили государство из этой сферы, то в этом отнюдь не мирном соревновании очень и очень серьезно его потеснили. Это больше невозможно было не замечать.

    Именно Ровенская область вдруг стала таким своеобразным "Янтарным Донбассом", а ровенский поселок Клесов – его неформальной столицей. В 2014 году эти места даже назвали "Янтарной народной республикой".

    В Киеве в это понятие вкладывают, конечно же, негативный оттенок. Мол, там, как и в Донбассе, окопались бандиты, но факт есть факт: на этих ровенских землях жизнь течет по своим, по местным законам, киевской власти там уже нет. Точнее – ее туда не пускают. И не пустят. Там есть за что умирать, если придется.

    Как уже говорилось, добыча янтаря в этих местах – это очень и очень серьезный бизнес. Андрей Манчук приводит следующие расценки. За килограмм «горошка» – маленьких камней весом в два грамма – платят около 300 долларов, а кило десятиграммовых камней покупают за 1500 долларов. Крупные, стограммовые, камни, пригодные для изготовления цельных изделий, уходят по 5000 долларов за килограмм.

    Янтари необычного цвета и камни с инклюзиями – застывшими в смоле фрагментами ископаемых насекомых или растений – иногда удается продать штучно, по более высокой цене. Но это случается редко, поскольку инклюзии обычно находят уже в процессе обработки камня.

    Месячный заработок удачливого старателя может составлять 15–25 тысяч гривен (это где-то около тысячи долларов) – без учета обязательной дани криминальным структурам.

    Уже давно замечено, что большая тусовка, собравшись однажды для решения абсолютно не политического вопроса, рано или поздно выдвигает и политические требования. Любое массовое движение всегда политизируется – в итоге оно требует изменить жизнь в стране.

    Так, например, было в 1980 году в Польше, когда рабочие, начав с экономических требований, почти сразу же перешли к требованиям политическим. К ним примкнули Костел и польская либеральная интеллигенция, которые интеллектуализировали и политизировали рабочий протест. И если бы не введенное в 1981 году военное положение, то они бы все вместе еще тогда завалили социализм в стране.

    Ровно, да и вся Волынь считаются на Украине националистическим регионом. Напомню, тут в 1942 году родилась печально знаменитая бандеровская УПА*, которая в 1943-м вырезала почти всех поляков. Здесь все говорят по-украински. Хотят в Европу и выступают за соборную Украину.

    Вроде как москалей и других «агентов Кремля», от которых все на Украине ждут удара в спину, нет. Но это и вводит в заблуждение, что ничего экстраординарного для украинской государственности в ее нынешнем националистическом изводе произойти не может. Ну побунтуют копатели и разойдутся. Не разойдутся.

    Тяжелая экономическая ситуация на Волыни с каждым днем вовлекает в нелегальный янтарный бизнес все большее и большее количество народа. Территория нелегальной добычи янтаря, как злокачественная опухоль, все расширяется и расширяется. Рано или поздно она перекинется и на другие украинские области.

    При этом вся территория добычи превращается в пустыню. Все дело в технологии, с помощью которой идет добыча. Бригада старателей подводит к месту «раскопок» воду, которая с помощью насоса и шлангов начинает размывать песчаную почву, где и находится янтарь. Обычно такой слой достигает двух и больше метров вплоть до синей глины, где янтаря или нет, или его очень мало. Тут уже действуют лопатой.

    Ищут и под корнями деревьев, которые произрастают тут в больших количествах. После того, как песчаный слой разрушен, сосны и другие деревья, которые на нем произрастали, гибнут.

    При этом янтарь добывают не только в лесах, но и на открытой местности – в полях, где выращивают пшеницу и другие сельскохозяйственные культуры. Не стоит говорить, что после того, как янтарь найден, эти поля больше ни для каких сельскохозяйственных целей не пригодны.

    Местным жителям все равно, что гибнут леса и поля. Янтарь все окупает. Однако уничтожение окружающей среды – в том числе и сельскохозяйственных угодий – ведет к росту социальных проблем в регионе, а те, в свою очередь, к росту социального напряжения.

    В общем, все идет по спирали. И конца и края этому не видно. Площади добычи увеличиваются с каждым днем. Экологи, которые в 2014 году прибыли, чтобы оценить ситуацию и нанесенный ущерб, были попросту избиты старателями. Больше сюда никто не суется.

    Индифферентность старателей к последствиям своих действий наглядно демонстрирует следующий случай. Один раз они размыли даже почву, под которой проходило железнодорожное полотно. Только с помощью прибывшего усиленного наряда полиции копателей удалось угомонить.

    Они, как и герои рассказов Джека Лондона, кроме янтаря, больше ничего не видят. Азартная охота за легкой наживой попросту деформировала личность тех, кто ею занят. И никакая Украина их больше не интересует.

    Учитывая описанные масштабы проблемы, государство, даже такое, как украинское, не может не вмешаться, не попытаться прекратить нелегальную добычу и вернуть ситуацию в правовое поле. Но на практике оно не будет этого делать, потому что для правительственных чиновников и криминальных элементов крышевание нелегальной добычи – это очень серьезный доход, который в случае легализации добычи янтаря будет потерян.

    К тому же, повторюсь, никто не хочет отдавать добычу янтаря в руки простых копателей. Его хотела бы прибрать к рукам та или иная украинская финансово-экономическая группа. По этой причине никто не будет легализовывать этот бизнес. А если и легализуют, то только в свою пользу. Копатели все равно останутся недовольными.

    В силу того, что всему этому нелегальному безобразию в «Янтарном Донбассе» нужно положить конец, так как территория не контролируется и превращается в пустыню, рано или поздно Киев предпримет тут какое-то наведение «конституционного порядка».

    Оно сразу же выльется в вооруженное противостояние. К нему примкнут получившие серьезный боевой опыт праворадикалы, которые, как известно, недовольны ситуацией в стране.

    Никто не будет выступать ни за какое отделение Волыни от Украины и прочий сепаратизм и федерализм. Не будет такого. Все тут будут выступать за «настоящую Украину», за «истинную украинскую Украину» без олигархов и других «народных кровососов», а Киев в этом случае янтарными борцами будет объявлен «ненастоящей Украиной», которую надо свергнуть.

    И что киевская власть сможет в этом случае предпринять? Только объявить вторую АТО, чтобы покончить с «агентами Путина». И вот тут либо киевская власть будет свергнута, и вновь начнутся дезинтеграционные процессы, как это было в 2014 году, либо киевская власть покончит наконец-то с праворадикалами и их «крышей» в виде фигур типа Авакова, являющихся той самой «партией войны» на Украине.

    Если так произойдет, то у простых граждан, которые хотели бы изменить в стране порядок, возникший в 2014 году, исчезнет страх перед расправой со стороны националистов. И тогда появляется шанс, что прежняя Украина просто канет в Лету. Распадется она или нет, сейчас сказать трудно, но то, что с разгромом правонационалистических группировок она не будет прежней, это факт.

    Власть, у которой исчезнут «эскадроны смерти», которые держали в повиновении как оппозиционных граждан, так и Юго-Восток, вынуждена будет договариваться и идти на компромиссы. Во всяком случае режима, который возник в 2014 году, больше не будет. Возможно, этому и поможет «Янтарный Донбасс».

Источник

Tags: Войны и Конфликты, Украина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Чем могу быть полезен?

    Еще Козьма Прутков говаривал: Специалист подобен флюсу, полнота его одностороння. К середине 1980-х я тоже стал подобен флюсу, что было…

  • Как Пушкин проиграл колхозницам...

    В Русском музее внимательно изучили картину Петрова-Водкина "Колхозницы". И обнаружили, что... И обнаружили, что под слоем красок этой…

  • Огонь протуберанца и корональный дождь.

    Говорят, что можно бесконечно смотреть на бегущую воду, огонь и еще что-то. В воду можно даже окунуться. А на огонь можно только любоваться.…

  • Метан атакует...

    Когда говорят о глобальном потеплении, то обвиняют в нем в первую очередь углекислый газ. Хотя он занимает второе место среди парниковых газов. А…

  • В резервацию ползком...

    С месяц назад организаторы Давоса заявили, что российские олигархи, попавшие под санкции США, на форум допущены не будут. Наш кремень Медведев в…

  • Радужные волны на фоне Млечного пути.

    Некоторые вещи можно увидеть только на фотоэкспозициях с очень приличной выдержкой. Посмотрите, например, на снимок, сделанный абсолютно безоблачной…

  • Крик Мунка и вопль Кассиопеи...

    "Крик" Мунка многие называют потрясающей картиной. На мой взгляд гораздо более потрясающей является созданная Всевышним картина,…

  • Дети, не делайте математику своей профессией. Она укорачивает жизнь...

    Медицинской статистике, если она не касается интересов фармацевтических, антитабачных, наркотических и алкогольных лобби, верить можно. Поэтому...…

  • Все наши беды от не той системы счисления...

    Первой в письменной истории человечества стала 12-ричная система счисления. Даровал ее древним шумерам Всевышний. С тех пор мы ее используем при…

promo moralg march 5, 03:01 29
Buy for 20 tokens
Многие из нас вздрагивают, когда дорогу нам перебегает черная кошка. Но неприятных последствий обычно не возникает и мы быстро забываем о ней. Но два дня назад на северо-восток США обрушилась очередная буря и совершила совсем не очередное действо - сломала дерево, которое 227 лет назад посадил…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments